Юрий Колкер

НЛО и «ФИГУРА ВРЕМЕНИ»

ИЗ РАДИОЖУРНАЛА ПОЧТОВЫЙ ЯЩИК
РУССКОЙ СЛУЖБЫ БИ-БИ-СИ В ЛОНДОНЕ

(16.09.1998)

В последнее время много писем приходит в адрес нашего радиожурнала Парадигма и на имя ведущего этого журнала, Юрия Колкера, который, по нашей просьбе, отвечает на некоторые из них.

Наш постоянный слушатель и корреспондент Николай Снопов из города Кондрова Калужской области пишет:

Я не встречал в ваших передачах материалов по уфологии, а наука эта меня интересует всю жизнь. В России она была запрещена и только недавно получила статус науки и разрешение на публикацию. А как обстоит дело в Великобритании? Мое предложение: ежедневно отводить энное количество времени для уфологии. Мало кто знает, что люди не одиноки во вселенной. Мне самому пришлось общаться с инопланетянами, даже побывать в их корабле и подняться в космос.

Прежде всего, мы вынуждены возразить господину Снопову: нам точно известно, что статуса науки уфология не имеет нигде в мире, и Россия — не исключение. Существо­вание не­опознан­ных летающих объектов не доказано. Не убеждает нас и собственный опыт господина Снопова. Что до за­нима­тель­ности этой темы, то он прав: слушать нас стали бы охотнее, чем слушают сейчас. Но занима­тельность — не единственная и даже не первая наша цель. Мы пытаемся увлека­тельно рассказывать о событиях в мире мысли, науки и техники, и предпочтение отдаем фактам, а не гипотезам. Из фактов же стараемся выбирать в первую очередь те, которые по разным причинам выпадают из поля зрения россиян. Не согласны мы и с утверж­дением, что уфология была в России запрещена. Точнее было бы сказать, что в советское время преследовались все формы чело­вече­ского само­выраже­ния, ибо режим во всём видел угрозу себе: и в уфологии, и в религии, и в искусстве. В Великобритании таких преград самовыражению не знают со средних веков. Здесь существует общество уфологов, регулярно проводящее свои конференции. Их деятель­ности никто не мешает — но зато и результа­там их никто особенно и не верит.

Александр Сергеевич Бровкин из Москвы пишет нам, что по московскому телевидению слышал утверждение о существовании разумной цивилизации на спутнике Юпитера Европе, покрытой слоем льда, — и просит нас высказать свое мнение. Своего мнения по научным вопросам у Би-Би-Си, разумеется, нет: мы — не научное учреждение. Что же касается жизни на спутнике Юпитера, то на Западе эта гипотеза распространения не получила и не считается правдоподобной. Господин Бровкин также спрашивает нас: почему на Венере и на Марсе «сейчас нет жизни»? Ответить на этот вопрос мы, разумеется, не можем, — потому что никто не может. Вообще, наше впечатление таково, что наука не ищет причин отсутствия жизни на других планетах и даже так вопрос не ставит. Кажется, ученых больше удивляет наличие жизни на Земле, чем отсутствие ее на Марсе.

Сергей Соловьев из Киева озадачил нас на другой лад:

Уважаемый Юрий Колкер! Я — давний почитатель Ваших передач. У Вас высокий авторитет в мире творческой интеллигенции на Украине и в России. Поэтому для меня важно услышать Ваше мнение о моем проекте «Фигура Времени», который я Вам высылаю.

К письму приложен текст с рисунками на 16 страницах. В аннотации читаем:

Одна из целей проекта — попытка создания универсального образа человечества, стоящего на пороге третьего тысячелетия. Духом образа являются ключевые основы бытия: Время, Пространство, Язык, Тайна. Телом — реальный объект: мону­ментальный метаигровой лабиринт. Сюжетной коллизией — человек (посетитель). Формой посещения — гуманитарное странствие, индивидуальная Одиссея. Архетипом — Вавилонская башня. В тексте даны концепту­альные очертания проекта, а также план его реализации, предусма­тривающий — на ближайшем этапе — вовлечение в разработку абонентов Интернета и — на этапе воплощения — создание Всемирной Артели Мастеров для этно­ургических работ в интерьерах объекта.

В таком же ключе написан и весь текст проекта. Рискуя безвозвратно погубить свой «авторитет в глазах творческой интеллигенции Украины и России» (если уж говорить словами господина Соловьева), откровенно признаю́сь, что я не понимаю, что такое «дух образа» и «этноургические работы». Более того, решаюсь думать, что эти грам­матиче­ские конструкции — так же точно как и конструкция «концепту­альные очертания», и слова время, пространство, язык и тайна с прописной буквы, — не объясняют, а маскируют существо проекта, неясное самому господину Соловьеву. Не от хорошей жизни он прибегает к таким чудовищным нагромож­де­ниям как «трансактивная гипер­экспозиция» или «концепту­альное зонирование». Вслушаемся еще раз в эти заклинания:

Промежуточный продукт: метатекст как само­достаточ­ное произведение и проектная основа для последующей реализации.

Рядом с этим кимвалом бряцающим особенно резко контрастируют детали архитектурные: «Площадь водоема — 4 тысячи квадратных метров, глубина — полтора метра, количество островов — три, количество фонтанов — три, высота струй 15-25 метров». Хочется спросить: почему столько, а не больше? И если будет больше, повредит ли это «гуманитарному странствию»? Одним словом, мы, не будучи людьми надменными, готовы на минуту допустить, что господин Соловьев подводит нас к чему-то небывалому и насущно необходимому человечеству, — может быть, к новому виду искусства, — но и своего здорового недоверия к его предприятию скрывать не станем. По нашему скромному убеждению, претенциозная форма — вернейший признак отсутствия содержания, — притом всюду: и в науке, и в искусстве, и в жизни.

15 сентября 1998,
Боремвуд, Хартфордшир;
помещено в сеть 28 декабря 2018

радиожурнал ПОЧТОВЫЙ ЯЩИК
русской службы Би-Би-Си,
16 сентября 1998, Лондон

Юрий Колкер