Юрий Колкер

ОТВЕТ НОВОЗЕЛАНДЦУ

ИЗ РАДИОЖУРНАЛА ПОЧТОВЫЙ ЯЩИК
РУССКОЙ СЛУЖБЫ БИ-БИ-СИ В ЛОНДОНЕ

(2000)

Нам пишут из самых неожиданных мест, притом с недавних пор — не только слушатели, но и читатели: ведь некоторые из наших материалов мы помещаем в качестве текстов на вэб-сайте русской службы, а это значит, что их можно вызвать на экран компьютера и прочесть в любой точке планеты. Один из недавних читательских откликов пришел из Новой Зеландии. Это отклик на заметку из нашего радиожурнала Европа. Ответить на письмо мы попросили редактора, составителя и ведущего этого радиожурнала Юрия Колкера.

Письмо прелюбопытное. Начать с того, что написано оно по-английски, хотя цитату из нашей передачи автор приводит по-русски, — стало быть, и письмо он мог написать по-русски. Пришло письмо из новозеландского города Пальмерстон-Норт. Автора, который представляется как Серж Демиденко, заинтересовала наша заметка на смерть немецкого историка Фрица Фишера, а именно следующий фрагмент:

Сегодня историки всё чаще рассматривают вторую мировую войну как продолжение первой — и говорят о единой тридцатилетней мировой войне. Дорогу этой концепции как раз и проложили труды Фишера. Сам он писал только о Германии, но аналогии напрашиваются сами собою. Верно, что Советский Союз возник как прямое отрицание николаевской России, но в смысле внешней политики больших перемен в этой стране не произошло. Большевистский Кремль — совершенно так же, как царский Зимний дворец, — считал своими Польшу и Финляндию, Прибалтику и Кавказ, — и прибрал к рукам, что сумел. Имперское сознание (или подсознание) перевешивало всё — даже марксистскую идеологию.

По поводу этих слов господин Демиденко пишет:

Создается впечатление, что автор готов критиковать СССР и Россию в любое время, в любом месте — лишь бы критиковать. Это сводит на нет значение статьи. Вместо того, чтобы рассказывать о Фишере и его работах, она становится еще одним образчиком дешевой пропаганды. В конце концов, у каждого из нас есть свои предпочтения, но если вы пишете о Фишере, то, пожалуйста, и пишите о Фишере. Если же вы хотите проводить исторические параллели, то проводите их в более широком контексте, ссылаясь не только на Россию, но в первую очередь на имперские амбиции и агрессивную политику Великобритании или Соединенных Штатов.

Английский язык господина Демиденко не совсем безупречен, но за точность передачи его мыслей мы ручаемся, — их и обсудим. На наш взгляд, письмо полно ошибок и несуразностей. Прежде всего, покойный Фриц Фишер — отнюдь не антифашист. Он писал об эпохе, когда фашизма еще не было. Не считает же господин Демиденко фашистами кайзера Вильгельма или царя Николая? Во-вторых, слово пропаганда наш критик употребляет в очень советском смысле слова: как насаждение государственной идеологии. Стало быть, ни принципов свободного общества, ни нашей скромной журналистской деятельности он не понимает. Почему-то выходцам из России трудно даётся мысль, что Би-Би-Си — не государственное учреждение, а общественная корпорация, и что она не только не выражает никакой идеологии, но даже в принципе не может ее выражать. Отказ от идеологии — краеугольный камень нашего устава. Пропаганда знаний — совсем другое дело. В этом, действительно, мы видим свою первостепенную задачу, и делаем упор на те знания, которыми наших слушателей обделяют дома. Это имеет прямое отношение к критике России и Советского Союза. Западная общественность убеждена, что именно нехватка самокритики тормозит развитие России. Как раз недавно об этом была яркая статья во французской печати. Ее автор, известный мыслитель Алэн Безансон, называет Россию Путина страной лжи, жестокости и гордыни. В военном отношении, — говорит он, имея в виду Чечню, — Россия заурядна, в экономическом — третьестепенна: уступает крохотным Нидерландам. До демократии Россия не доросла. А главное — русским почему-то кажется, что весь мир занят исключительно Россией, тогда как на деле она — на обочине и интересна немногим. Всё это Безансон говорит потому, что Россия ему небезразлична: он любит эту страну и её культуру. Его статья и называется Помочь России быть собой. Он говорит, что помогать нужно не деньгами (международный валютный фонд Россия обворовала), а отказом от поблажек. Подобным же образом рассуждают и другие критики. Они видят в России не врага, а больного, и лекарство предлагают горькое: правду, которой рано или поздно придётся заменить сладкий великодержавный миф. Наоборот, господин Демиденко хоть и живет на Западе, а смотрит на Запад волком, видит в нем врага — и в этом смысле является прямой жертвой советской великодержавной пропаганды. Если бы это было иначе, ему не пришло бы в голову приплести к разговору о Фрице Фишере и первой мировой войне — имперские амбиции и агрессивную политику Великобритании и США. В этих странах война не изменила социального строя, она изменила его в России и в Германии. Работы Фишера замечательны тем, что он показал преемственность между кайзером и нацистами. Что до преемственности между царизмом и большевиками, то это отнюдь не наши доморощенные домыслы, а те выводы, к которыми западная историческая мысль пришла на основании работ Фишера. Здесь кроется вторая принципиальная ошибка господина Демиденко. Напрасно он называет меня автором статьи о Фишере. Я не автор, а компилятор. Как сотрудник Би-Би-Си, я не имею права на свою собственную политическую позицию. В моей частной жизни я могу быть кем угодно: русопятом, монархистом, сталинистом, фашистом, — меня об этом не спрашивают, но в качестве сотрудника русской службы я обязан держать свое отношение при себе, а слушателям представлять взгляд, преобладающий в мире. Если я случайно окажусь писателем или иной общественной фигурой, и Би-Би-Си обратится ко мне в этом качестве, — тогда другое дело. Допустим, что такое случилось, и я наговорил вздора и оказался экстремистом. Тогда это моё интервью либо вовсе не выйдет в эфир, либо будет уравновешено другим. Так поступают на Западе. Намеренный перекос в одну сторону у нас невозможен. Его, конечно, и нет в наших передачах. Об Великобритании или Соединенных Штатах мы говорим ничуть не мягче, чем о России, когда они того заслуживают (с той оговоркой, что на Западе империализм кончился за добрых полвека до афганской войны), — но говорить о них в связи с Фрицем Фишером решительно нечего. Слова нашего слушателя о том, что мы должны в первую очередь критиковать Запад, а не Россию, слишком явно выдают его собственные предпочтения. Предпочтения эти состоят в том, что он и ему подобные приучены к национальной лести, не воспринимают и не хотят слышать ничего кроме лести. До тех пор, пока это будет так, Россия и останется третьеразрядной страной вроде Северной Кореи. Это мы опять говорим господину Демиденко и ему подобным не от своего имени. Таково на Западе мнение людей думающих — и желающих России добра.

23 марта 2000,
Боремвуд, Хартфордшир;
помещено в сеть 21 декабря 2018

радиожурнал ПОЧТОВЫЙ ЯЩИК
русской службы Би-Би-Си,
23 марта 2000, Лондон

Юрий Колкер