Юрий Колкер

 ЭЙП-АРТ,

ИНАЧЕ

ОБЕЗЬЯНЬЯ ВЫЖОПИСЬ

(1996)

Художникам спекулятивного направления приходится в наши дни всё труднее. Чтобы привлечь к себе внимание, они вынуждены прибегать к специальным трюкам.

В британскую Национальную галерею поступили две работы американского абстракциониста. Представил их Питер Блэйк, британский художник с именем, которому главный выставочный зал страны как раз предложил провести персональную выставку. Блэйк согласился, но попросил позволения выставить вместе со своими полотнами и эти работы подающего надежды американца. Они оказались до крайности незамысловаты, двуцветны, — из нескольких мазков и бесформенных пятен. Вызвали экспертов. Большинство сошлось на том, что для начинающего художника это совсем неплохо. Отмечалось влияние школы экспрессионизма, в частности, художников де-Кунинга и Роберта Мазервелла. Полотна несомненно принадлежали эпохе постмодернизма: об этом говорила подчеркнутая сдержанность в выборе выразительных средств. Некоторые из ценителей были прямо восхищены, среди них — художница Мариелла Лоуренс, участница выставки Британская живопись века при Королевском колледже искусств. Она сказала: «Картины очень хороши! Я люблю сочные цвета и с удовольствием куплю одну из этих работ. Стоить они должны фунтов этак по 300. Конечно, тут есть элемент риска — заплатить столько за работу совершенно неизвестного художника. Но я рискну. По-моему, игра стоит свеч».

В том же ключе отозвался и Питер Чэйтер из лондонской галереи Карстена Шуберта: «Работы весьма примечательные. Уже тот факт, что они будут вывешены рядом с работами Питера Блэйка, говорит сам за себя. Их непосредственность подкупает. Кажется, что они написаны существом нетронутым до дикости…»

Тут специалист попал в точку. Подающий надежды американский художник — обезьяна Чита, та самая, которая снималась в знаменитых голливудских фильмах о Тарзане. Сейчас животному 64 года. По части кинематографии Чита вышла на пенсию, но творческий инстинкт в ней не угас — и она принялась за живопись.

Правильнее, впрочем, было бы говорить: не она, а он. Чита — шимпанзе мужского пола. Что до возраста, то животному, оказывается, ровно столько же лет, сколько и отличившему его художнику. Свою совместную с Читой выставку в Национальной галерее Блэйк решил назвать Вот нам и стукнуло 64 — с очевидной отсылкой к известной песне Битлз Когда мне будет 64. Он говорит: «Я знаю, многие будут смеяться, но для меня всё это очень серьезно и значительно. В работах Читы я вижу отражения моей жизни и моего творчества. Они необычайно трогательны».

Сравнительная выставка человека и обезьяны продлится до января 1997. В связи с нею Национальная галерея — впервые за свою почти двухсотлетнюю историю — нарушила установленный регламент. До сих пор на каждую выставляемую картину полагалось заручиться докладом эксперта, гарантирующим государство от убытков и иных неприятностей, а затем выслать за полотном курьера со специальным контейнером. Для живописи Читы сделано исключение. Два ее полотна высланы из Голливуда обычной почтой.

Между прочим, абстрактной живописью на Западе промышляют не только человекообразные обезьяны. Несколько лет назад британским телезрителям показали полотна одной весьма продвинутой слонихи, — и ученые искусствоведы, которых не предупредили, что автор — животное, перед всем народом глубокомысленно рассуждали о том, к какой школе отнести этого молодого художника…

6 октября 1996,
Боремвуд, Хартфордшир;
помещено в сеть 28 марта 2009

НЕЗАВИСИМАЯ РУССКАЯ ГАЗЕТА (Лондон) №30, октябрь 1996 (под псевдонимом Прасковья Дункан).

Юрий Колкер